Первоучители Кирилл и Мефодий

Место подвигу есть всегда и везде. В полной мере это относится и к подвигу христианскому. На разных поприщах святые служили вере: воители отстаивали ее с оружием в руках; страстотерпцы принимали муки, являя другим пример самопожертвования; святые отцы Церкви толковали евангельские откровения и формулировали догматы … Равно почетны их деяния. Но особое имя равноапостольных получают те, кто взял на себя нелегкую миссию распространения христианства, духовного просветитель-ства стран и народов. Их подвиги сродни апостольским. Для славян, в том числе и русичей, первоучителями ста¬ли святые Кирилл и Мефодий, создавшие для нас азбуку и первый письменный язык.
Кирилл и Мефодий не являются в подлинном смысле русскими святыми. Они включены в список вселенских святых, прославляемых христианами всех стран. Деяния братьев обогатили всю славянскую культуру. И мы, русские, с благоговением относимся к тому, что Кирилл и Мефодий ступали по нашей земле. Равноапостольных помнят Крым и Нижняя Волга. Поэтому в России день памяти славянских первоучителей отмечается широко и радостно.
Родились братья в середине IX века в большом византийском городе Фессалоники (ныне – Салоники). Отец их Лев был начальником местного воинского гарнизона. О матери летописи почти не упоминают, но, скорее всего, она была славянкой. Видимо, ей дети были обязаны прекрасным знанием славянского языка, на который впоследствии они без затруднений перевели Священное Писание и составили на этом языке перевод церковного богослужения.
Мефодий был старшим сыном. Первое имя его затерялось, поэтому мы называем его более поздним, монашеским именем. Седьмым же в семье был Константин, в монашестве названный Кириллом. Несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте, братья с детства были неразлучны. Так, рука об руку, и прошли они по жизни, неся славянам знания. Они прекрасно дополняли друг друга: Мефодий – талантливый организатор, позднее занявший видное место в церковной иерархии; Константин ¬книгочей, мыслитель, прозванный Философом. При этом оба в совершенстве владели искусством ведения диспута, что позволяло им неизменно побеждать в трудных богословских спорах. Как раз победа в одном из них и принесла братьям первое признание просвещенного христианского мира.
В 861 году Константин и Мефодий прибыли в Хазарию – богатое и могущественное государство Северного Прикаспия. В это же время здесь находились видные иудейские и мусульманские свя¬щеннослужители. Мог ли не возникнуть между ними спор о преимуществах собственных вер? Конечно, он возник, и братья одержали блестящую победу. Она была столь убедительна, что царь – сам приверженец иудаизма – позволил византийцам свободно проповедовать в столице. После этого около двухсот местных жителей приняли христианство.
Но не диспуты были главным делом Константина и Мефодия. Уже давно зрела у них мысль дать славянам письменный язык. Вот что послужило 6ь делу распространения истинной веры Можно читать молитвы по-латыни или по-гречески, но насколько глубже люди проникнутся красотой и мудростью откровений, звучащих на родном языке.
Путешествия дали братьям много материала для исследований. И в Корсуни (Херсонесе), на пути к Каспию, в самой Хазарии у просветителей было немало возможностей познакомиться( восточными славянами. Словно предчувствовали братья, что обширная языческая страна станет оплотом православия, а созданный ими язык настолько тесно свяжется с Русью, что в XIV вею чешский летописец назовет святого Мефодия русином.
Возвратившись из Хазарии, Константин затворился в одной из константино-польских церквей, работая, несмотря на пошатнувшееся здоровье, над славянской азбукой и переводами Священного Писания. Но не русичам суждено было первыми обрести письменность. Судь6а распорядилась так, что первыми учениками братьев стали западные славяне.
В те времена на территории нынешних Чехии и Словакии раскинул ось машное славянское государство Великая Морвия. Его князь Ростислав обратился к византийскому императору Михаилу «Мой народ отказался от язычества и держится христианского закона, но не у нас такого учителя, который мог бы наставить нас в истинной христианской вере на нашем родном языке». Михаил, же было известно, что молодой книжни Константин давно уже работает над Славянской азбукой. Император призвал за-творника и сказал: «3наю, что ты слаб и болен, но кроме тебя некому выполнить то, о чем они просят». Константин ответил: «Слаб я и болен, но рад идти наг и бос, готов за христианскую веру умереть».
С несколькими учениками неразлучные братья отправились в Великую Моравию. Более трех лет прожили они там, преподавая вновь созданный церковно¬славянский язык и переводя на него священные тексты – Псалтиръ, Апостол и другие. Вскоре в моравских храмах уже шли службы по-славянски.
Чтобы окончательно закрепить в княжестве новый порядок богослужения, необходимо было согласие Рима, ибо Моравия находилась в подчинении папского престола. Константину и Мефодию пришлось отправиться в центр западного христианства.
Трудное испытание ждало братьев в Венеции. 3дешний епископ был пилатником, то есть признавал достойными богослужения только три языка ¬древнееврейский, греческий и латынь. у знав о прибытии Константина и Мефодия, он организовал диспут. Константин смело вступил в спор с пилатниками, напомнив им о сирийцах, коптах (потомках древних египтян), армянах и грузинах, которые уже перевели Священное Писание на свои языки. «Как вам не стыдно, – гневно вопрошал он, – принимать во внимание только три языка, а прочие народы и племена заставлять быть слепыми и глухими? » Пилатники были посрамлены.
В Риме славянских первоучителей ждал куда более теплый прием. Папа Адриан II во главе большой процесс и вышел навстречу братьям, принял от них книги, написанные по-церковно¬славянски, и возложил их на престол в храме Святой Марии. Во всех римских церквах, в том числе и в знаменитом соборе Святого Павла, звучал на богослужении новый язык. Великий подвиг Константина и Мефодия получил заслуженное признание.
Но недолго суждено было радоваться Константину.3доровье его становилось все хуже. Предчувствуя скорую кончину, он постригся в монахи и получил новое имя Кирилл. С этим именем он прожил лишь 50 дней. 14 февраля 869 года, сорока двух лет от роду, великий просветитель скончался в одном из римских монастырей. Перед смертью он сказал Мефодию: «Мы с тобой, как два вола, вели одну борозду. Я изнемог, но ты не подумай оставить труды учительства … »
Хоронил Кирилла сам папа римский.
Сначала тело покойного положили в усыпальнице пап, а затем, по просьбе Мефодия, перенесли в базилику святого Климента, мощи которого братья обнаружили в Корсуни. Многие люди, молившиеся у этой базилики, обрели исцеление от тяжелых недугов.
Мефодий получил от папы сан епископа Моравии. Верный обещанию, данному у смертного одра Кирилла, он вернулся в княжество, чтобы продолжить обучение славян. Но многое изменилось за время его отсутствия. Князь Ростислав умер, и во главе государства встал его племянник Святополк, не одобрявший славянского богослужения. Но просветитель продолжал дело Кирилла. Он крестил многих жителей Моравии, в том числе и княгиню Людмилу будущую святую; вместе с учениками перевел на церковнославянский язык Ветхий 3авет и Патерик – книгу о подвигах христианских святых. Перу Мефодия принадлежит и житие святого Кирилла, первое оригинальное произведение на церковнославянском языке. Брат мог спать спокойно – славяне навсегда обрели письменный язык.
Скончался святой Мефодий 6 апреля 885 года. На его похоронах служба велась на церковнославянском, греческом и латыни. Ученики Кирилла и Мефодия продолжали просветительскую деятельность в южнославянских . странах, а с Х века – на Руси. Здесь сложился русский вариант церковно-славянского языка, сохранивший свою оригинальную красоту до наших дней.
У же в XI веке на Руси отмечали день памяти первоучителей. Позже эта традиция была забыта, но в 1863 году, в канун тысячелетия славянской письменности, праздник был возрожден и доныне отме¬чается 11(24) мая. Накануне этого дня в российских храмах проводится всенощная. Отдельно отмечаются дни кончины равноапостольных братьев -14(27) февраля и 6(19) апреля.
Где найти слова, чтобы оценить великий подвиг Кирилла и Мефодия! Их деяния положили начало славянской культуре, ибо даже богатейшая устная речь не в силах заменить писаного слова. Усилиями братьев впервые многие народы обрели возможность хранить и передавать следующим поколениям накопленную мудрость. Пока жив хоть один славянин, память о равноапостольных первоучителях не угаснет.

27 мая, 2011 | Раздел Православная страница