Славянка: на отрезках истории

В эти погожие сентябрьские дни административному центру Хасанского района посёлку Славянка исполняется ровно 150 лет. За полтора века на судьбе посёлка оставили вехи вторая половина XIX века и весь XX век. Свой отпечаток накладывает теперь XXI век.
Откуда, славяне?
Приобретение Россией Южно-Уссурийского края по Пекинскому трактату 1860 года напрямую связано с именем генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Муравьёва-Амурского. За год до заключения договора, летом 1859 года граф лично руководил морской экспедицией вдоль побережья края, ставшего затем российским Приморьем. В экспедиции участвовали корветы «Воевода», «Боярин» и «Новик», клиперы «Стрелок» и «Пластун», транспорт «Японец и пароходо-корвет «Америка». Колёсно-парусный, 8-пушечный корабль «Америка» находился под вымпелом самого генерал-губернатора. И достоверно известно, что именно Николай Муравьёв-Амурский дал название заливу Петра Великого, Уссурийскому и Амурскому заливам. Не составили исключения бухты и заливы от устья реки Раздольная (Суйфун) до бухты Новгородская в заливе Посьета.
Залив под именем Посьета был нанесён на карты экспедицией Евфимия Путятина на фрегате «Паллада» в 1854 году. А пять лет спустя новгородец Николай Муравьёв-Амурский увидел здесь бухту, которую назвал по месту своего родового происхождения – Новгородской. При этом были сделаны переименования с претендующих английских карт. Так, залив Герен обрёл русское название Амурский залив, пролив Гамелена стал проливом Босфор Восточный, гавань Мэй – бухтой Золотой Рог, а залив Брюса – заливом Славянский.
Русские форпосты
Англичане появились в заливе Петра Великого в 1855 году на 60-пушечном фрегате «Winchester» и парусно-паровом трёхмачтовом шлюпе «Barracuda». После поражения англо-французской эскадры в Петропавловске-Камчатском англичане старались, во что бы то ни стало уничтожить русский фрегат «Аврора» и транспорт «Двина». Однако адмирал Василий Завойко сумел увести корабли в устье Амура Татарским проливом. А англичане всё еще считали Сахалин материком, и не знали об открытии адмиралом Геннадием Невельским Татарского пролива. Потому и крейсировали по морской акватории вдоль Южно-Уссурийского края.
В самом скором времени в пику англичанам Россия окончательно утвердилась в бассейне Японского моря. И выставила здесь военные посты. Вначале в бухте Новгородской, 11 (24) апреля 1860 года, а через два с лишним месяца, 19 июня (2 июля) того же года – в бухте Золотой Рог. В заливе Славянский военный станок появился через неделю после того, как начальник Новгородского поста капитан Иван Черкавский доложил по команде о полной готовности начать строительство поста. Рапорт на имя первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича был датирован 29 апреля (12 мая) 1861 года.
И хотя англичане продолжали называть залив Славянский портом Брюса, на русских картах так и не появилось имя командующего английской тихоокеанской эскадры адмирала Фредерика Брюса. Что касается полуострова Брюса, то в этом географическом названии в Славянском заливе увековечено имя сподвижника Петра I в государственных, военных и научных делах Якова Брюса.
Урочище городского типа
Гарнизон военного поста в заливе Славянский начинался с семи нижних чинов 3-й роты 4-го Восточно-Сибирского батальона. Судя по воспоминаниям начальника военного поста Владивосток Евгения Бурачека, Славянский станок располагался «на южном берегу южной бухты». Штурман знал, о чём говорил. А значит, речь шла о местности, известной сегодня как берег Водопадный. В пользу Водопадного говорят также записи в шканечных журналах клиперов «Гридень» от 1861 года и «Опричник» от 1885 года. Экипажи под командованием Густава Эгершельда и Михаила Гессена пополняли здесь запасы пресной воды, которой «в изобилии… в ручьях, спадающих в море, и наливаться ею удобно».
По мере расширения в качестве промежуточной армейской и морской базы между Посьетом и Владивостоком Славянский станок начинал считаться урочищем Славянка. Проще говоря, местом, изначально не пригодным для ведения товарного сельского хозяйства, но подходящим для квартирования войск.
С каким бы временем не связывалось появление в урочище Славянка частных лиц, они всегда были здесь. Та же почтовая станция Славянка появилась рядом с военным постом. И не военные содержали станцию, включая строения и лошадей, а частные лица. Собственно, от названия почтовой станции пошёл и сам топоним «Славянка» по отношению к урочищу. А роль всё возраставшего с войсками «гражданского элемента» сводилась в основном к сопутствующему обслуживанию военных. И фактически частные лица находились на положении городских жителей.
Кто «гражданский элемент»?
Первое, а затем и преобладающее гражданское население на берегах залива Славянский составили корейские мигранты. Причём большинство из них принимали как российское подданство, так и русское православие. На карте топографического отдела Приамурского военного округа, датированной периодом 1888 -1893 годов, в двух верстах северо-западнее урочища Славянка значится корейская деревня. Тоже под названием Славянка.
Непосредственно в урочище заселение его «частными лицами началось лет 15 назад». Так было сказано летом 1910 года в прошении домовладельцев урочища на имя военного губернатора Приморской области генерал-лейтенанта Василия Флуга. Всего в урочище Славянка оказалось тогда тридцать домовладельцев. Одиннадцать подписантов имели корейские фамилии. Обращаясь к военному губернатору края, частные лица урочища Славянка ходатайствовали об организации «местного распорядительно-исполнительного управления». В прошении указывалось на то, что «все дела, относящиеся к благоустройству, находятся в очень и очень плачевном состоянии», что «школа, учреждённая в 1908 году и имеющая около 35 учеников… требует немедленной общественной помощи».
В том же году в должность военного губернатора Приморской области вступил генерал-майор Иван Свечин. И уже при нём частные лица из урочища Славянка получили «возможность образовать между собой общество с правом выборов из своей среды непосредственного исполнительного лица, который регулировал бы… взаимоотношения и, входя в общие интересы, яснее определял бы… нужды и потребности» гражданских жителей урочища Славянка.
Первый частный дом
С тех пор, как в Славянке появился первый частный дом, прошло сто десять лет. Этот каменно-кирпичный дом поставил в 1901 году запасной из нижних чинов 5-го Восточно-Сибирского батальона Дементий Коростелёв. Будучи по происхождению крестьянином Тобольской губернии он решил осесть там, где отслужил положенные по табели воинской повинности 3 года. На частное обустройство запасной солдат получил в аренду от казны 800 квадратных саженей земли, то есть более 17 «соток» надела. На строительство дома был дан «свободный кредит» – без процентов и 20-летнее освобождение от всех налогов и податей.
По имущественному положению на январь 1911 года каменный жилой дом Дементия Коростелёва оценивался в 2000 рублей. Нежилые деревянные постройки имели стоимость 200 рублей. В хозяйстве было 4 головы рабочего и 3 головы продуктивного крупного рогатого скота, 4 рабочих лошади и две телеги, а также 2 свиньи. К тому времени 38-летний Дементий Коростылёв имел жену Елену 35 лет и дочь Веру, родившуюся 3 года назад.
Сегодня дом отставного русского солдата находится по улице Калинина, 12, как раз через дорогу напротив конторы ООО «Хасанкоммунэнерго». Правда, были времена, когда добротный дом «национализировали в пользу молодого советского государства» и размещали в нём «народную милицию». А в 1939 году домовладение Дементия Коростылёва едва совсем не ушло под снос. В те годы советские заключённые не только проложили железнодорожную ветку в Славянку, но и прорезали посёлок новым шоссе. И если снятые во время Великой Отечественной войны рельсы вернули затем на ту же насыпь, то дивный сад первого частного дома навсегда закатали под «шоссейку». А мешавшую ей шикарную веранду снесли.
И всё же старинный дом продолжает находиться в собственности наследников государева служивого Дементия Коростылёва. И уже в четвёртом поколении.
В условиях реальной экономики
По данным посемейного списка от 30 января 1911 года, в урочище Славянка постоянно проживали 35 семей частных лиц. Главы семейств происходили из самых разных сословий. Было: 25 крестьян, 5 мещан, 3 дворянина и без указания сословия 1 чиновник и 1 отставной военный фельдшер. Они оказались в урочище Славянка из Московской, Пензенской, Курской, Херсонской, Волынской, Витебской, Гродненской, Тобольской губерний и Приморской области. При этом корейцы являлись выходцами только из крестьян Адиминской и Янчихинской волостей Посьетского стана.
Что касается имущественного положения, то каждая из семей имела, если не каменное, так деревянное жильё. Кто-то обходился глинобитный домом. И все семьи располагали землёй, арендованной «от казны». От 100 до 1000 квадратных саженей или от 2 до 20 с лишним «соток». Так, домохозяину «средней зажиточности», соседу и ровеснику упомянутого Дементия Коростылёва Василию Хану хватало 700 квадратных саженей арендованного надела, то есть почти 15 «соток». Василий Хан был женат на 35-летней кореянке Марии. У венчанных супругов росли сыновья Николай и Валентин 17 и 3 лет, дочери Любовь, Ирина, Серафима, Александра и Лидия, соответственно, 15, 10, 8 лет и 1 год. Семья владела двумя деревянными домами стоимостью 3 тысячи и 1 тысяча рублей. Имелся крытый железом 1000-рублёвый пакгауз, что-то вроде амбара с ледником в подвале. В собственности было 5 голов скота в тягле, оценённые в 300 рублей и 10 рабочих лошадей – в 1000 рублей. Было 5 телег на 150 рублей и 2 длинных грузовых тарантаса по 40 рублей. В благосостояние семьи Василия Хана вписывались также 10 свиней, не считая разной домашней птицы.
Так что в целом уровень обеспеченности «гражданского элемента» урочища Славянка средствами производства заметно выходил за рамки необходимого для домашнего потребления. Присутствие войск стимулировало спрос и предложение на растениеводческую и мясомолочную продукцию, на рыбу и морепродукты. А значит, стимулировало товарное производство местного продовольствия и фуража. Отдельную статью дохода составляли интендантский колёсный и лодочный извоз, заготовки сена и дров. Отсюда и зажиточность, общее благосостояние и достаток «частных лиц» былого урочища Славянка.

Вячеслав ШИПИЛОВ

На снимке (автора)
1. Первый частный дом в посёлке Славянка

2. Крест на предполагаемом месте высадки солдат, основавших пост в заливе Славянский

22 сентября, 2011 | Раздел Новости ПРО