Куда деваться на «Земле леопарда»?

Мало у кого могут возникнуть сомнения в необходимости беречь дикую природу и дальневосточного леопарда в частности. Даже такой профессиональный истребитель полосато-пятнистых таёжных кошек, как Юрий Янковский, предостерегал, что если они «исчезнут из тайги, она станет пресной». Именно таким заключением он завершает свою небезызвестную книгу «Полвека охоты на тигров». Барсу или дальневосточному леопарду здесь тоже нашлось место. На одной из иллюстраций Юрий Михайлович снят между двух добытых им барсов, вздёрнутых за лапы.
Леопард в шоколаде
Теперь мало кто рискнёт позировать с таким охотничьим трофеем. Сегодня сплошь и рядом с телеэкрана или баннеров гипнотизирует сам пятнистый зверь. И вот уже более полтора десятка лет, как в постсоветской России легализовался WWF – Всемирный фонд дикой природы. И всё это время на слуху: «их осталось только 30!» Подобного рода причитания с аббревиатурой WWF оказались даже на обёртках «тёмного шоколада с вафельной крошкой». На этикетке трижды напечатано слово «леопард». И под ароматизаторы, «идентичные натуральным», навязывается то, что «покупая этот шоколад, вы помогаете тридцати оставшимся леопардам».
А теперь о поголовье дальневосточного леопарда (Panthera pardus orientalis) в дикой природе. Вряд ли когда заметно оно превышало тиражируемую численность. По крайней мере, с тех пор, как более полутора века назад Россия обрела Южно-Уссурийский край. А всё потому, что излишне плодиться барсу не позволяли ни территория эндемичного обитания, ни реальная кормовая база. Поголовьем правит естественный отбор. Тот же Юрий Янковский признавался, что барса «…не только убить, но даже увидеть его в лесу мне не удавалось». За полувековую охотничью карьеру профи добыл всего пять барсов. По одному в десятилетие. И только два экземпляра достались в дальневосточном ареале. Остальные три попали под пули в Корее и Маньчжурии.

Почему их только 30?
Ситуация с барсом была понятна еще за несколько десятилетий до Юрия Янковского. Уже тогда первый исследователь Приморья Николай Пржевальский отмечал не просто малочисленность популяции «ирбиса», но как особенность вида. В своём труде «Путешествие в Уссурийском крае в 1867-1869 годах» Николай Михайлович писал о барсе, что «здесь он всё-таки редок… только два раза видел след этого зверя…». А вот тигров Николай Пржевальский бил наравне с медведями и кабанами. Как в научных целях и на питание экспедиции, так и при самообороне.
Не лишним будет вспомнить также учёного географа Владимира Арсеньева. Он прямо подчёркивал узость ареала обитания и особую ограниченность числа «маньчжурской пантеры… называемую местными жителями барсом». Сказано было, что «пантера держится только в южной части страны и главным образом в Суйфунском, Посьетском и Барабашском районах». Такое утверждение Владимир Клавдиевич сделал в результате экспедиции 1902–1906 годов и описал в книге «По Уссурийскому краю».

Да будет «Кедровая Падь»!
Именно в этой части Южно-Уссурийского края, как раз ради сохранения барса и был основан в 1916 году государственный заповедник «Кедровая Падь». А создание особо охраняемой природной территории на западном берегу Амурского залива сынициировал лесничий Посьетского лесничества Теодор Гродецкий. Вопрос по заповеднику Теодор Леопольдович обосновал ещё на Первом лесоустроительном совещании по исследованию Посьетской дачи Посьетского лесничества Приморской области. Совещание состоялось 16 (29) апреля 1912 года в волостном селе Раздольное. Председательствовал управляющий государственными имуществами Приамурского генерал-губернаторства Павел Делле. И хотя в журнале совещания под пунктом «5» значилось «проектировать хозяйство на сплошную рубку», вопрос о заповеднике всё-таки получил движение. Тогда же заговорили и об организации Приморского лесного общества, которое тоже было создано в 1916 году. Именно для того, чтобы содействовать становлению заповедника «Кедровая Падь» под началом «наказанного» за инициативу Теодора Леопольдовича Гродецкого. И всё – без какого-либо иностранного участия и патронажа. И очень жаль, что в 95-летие заповедника «Кедровая Падь» так и не помянули его основателя по имени-отчеству. Ни в «исторических справках», ни на «праздничном костре» на усадьбе заповедника в посёлке Приморский. Отговорились, что «никаких сведений… не сохранилось».

Всё шире и шире
Исходя из функциональных задач, территория заповедника «Кедровая Падь» в течение последнего полувека стабилизировалась в пределах 18044,8 гектара. Более того заповедник стал обладать буферными территориями в виде заказников «Барсовый» и «Борисовское Плато», созданных, соответственно, в 1979 и 1996 годах. Словом, особо охраняемая территория ради сохранения дальневосточного леопарда появилась раньше аккредитации в Приморье World Wildlife Fund, то есть WWF. Такая территория составляет сегодня 187474 гектара под общим названием «Федеральный заказник «Леопардовый».
Тем временем под стенания «их осталось только 30!» WWF инициирует расширение границ особо охраняемых территорий до масштабов «национального парка «Земля леопарда». В основном за счёт территории Хасанского района. При этом желание отторгнуть земель «под леопарда» всё увеличивается. Сначала до 198 тысяч гектаров, а сегодня уже до 380 тысяч. Но не лишним будет заметить, что вся территория Хасанского района – это 413 тысяч гектаров. Здесь расположено 11 поселений с 26 входящими в них населёнными пунктами.

Сохранить леопарда… от WWF
Куда деваться 35-тысячному населению района на «Земле леопарда»? Или в швейцарской штаб-квартире WWF в Гланде есть запасной вариант? И в частности в Амурском филиале WWF во Владивостоке, где директором Юрий Дарман. Один из вариантов, например, выселение хасанских аборигенов…
Подобного рода подход озвучила старший координатор проектов Амурского филиала WWF Светлана Титова. Правда, пока в отношении китайцев, на территорию которых WWF замахивается с Трансграничным заказником с трамплина «Земли леопарда». Светлана Титова уверена, что для китайцев не составит труда отселить «каких-то» 5 тысяч человек, освободив территорию под заказник. Однако наши соседи более реалисты. Они давно имеют собственный природный резерват «Хуньчунь». И, насколько известно, напротив, укрепляют свою государственную границу как раз на участке, смежном с планируемой «Землей леопарда». И можно только сожалеть, как специалисты из WWF готовят межевание земли Хасанской по режимным зонам, границам и коридорам: туда – нельзя, сюда – нельзя. Что это, если не создание условий намеренного выдавливания населения из района?
- Вроде бы «Земля леопарда» пока на бумаге, – недоумевает житель посёлка Приморский Анатолий Сериченко, – но уже по всем окрестностям желтые и синие щитки с предупреждениями, чтобы с дороги ни на шаг. Прямо к живым деревьям приколочено – «Проезд запрещён!». Уже и болота становятся вдруг заказными. Неужели барс выйдет из тайги на открытое место. Что ли лягушек давить? Абсурд какой-то! Так что призвал бы сохранить барса… от WWF – от вторжения в среду обитания нашего зверя.

Откуда дровишки?
По условиям «зонирования» земель «под леопарда» где-то всё же разрешено будет собирать грибы, ягоды, орехи. Тоже «только для собственных нужд» могут позволить населению пасти скот, заготавливать сено и дрова. И пусть даже строго «по согласованию с администрацией национального парка», но как реально стать затем грибниками, шишкарями, дровосеками?
Профессионал лесного дела из села Барабаш Виктор Шагов замечает:
- Ближайшие кедровники не меньше чем за 10 километров от населённых пунктов. А проезд по дорогам «зонированных» территорий – это нарушение режима зоны. Скорее достанется на орехи, чем самих орехов. Тоже самое о дровах, потому что на делянах не найдётся столько деревьев для выбраковки на дрова. И для вывоза нет дорог, тем более общего пользования. Жители Барабаша уже успели почувствовать, что такое остаться в зиму без дров на «зонированной» территории.

Забота у них такая
Насколько можно понять, когда из системы WWF выдвигается инициатива, то та же структура во многом и субсидирует продвижение почина. Как сказано в Интернет-энциклопедии Wikipedia, «большинство природоохранных полевых проектов WWF России финансируется из-за рубежа». В свою очередь, координатор проектов Амурского филиала WWF Андрей Фереферов называет Японию, США, Голландию, Германию… Откуда такая забота? Ведь наряду с дальневосточным в той же эндемичной малочисленности находятся персидский и аравийский леопарды, непальский и цейлонский, а также яванский, африканский, индокитайский и маньчжурский. И лишь в адрес России почему-то стенают, что «их осталось только 30!». И угрожают неизбежным вырождением уссурийского барса, если не раздвинуть границы заповедных и особо охраняемых зон до масштабов природного парка «Земля леопарда». Но помимо юго-западного Приморья теми же малочисленными эндемиками остаются свои подвиды леопарда в Саянах, на Алтае и Становом нагорье. Например, снежный и дымчатый барсы. И все эти популяции пятнистой кошки до сих пор сохранились в дикой природе не вопреки родственному спариванию в обособленных ареалах, а как раз благодаря инбридингу. В чем и заключается особенность стойкой чистопородности и жизнеспособности кошачьих.

Экология, экономика, эффективность
- Искусственное расширение территории обитания, – замечает депутат Думы Хасанского муниципального района Владимир Слукин, – мало что даст для сохранения леопарда. Надо беречь и эффективно использовать уже устоявшиеся резерваты. И прежде всего от пожаров. А вынуждать население покидать район из-за «Земли леопарда» – это заведомо тупиковый путь как для самой экологии, так и для всестороннего развития района. Полтора столетия нормально сосуществуем с леопардом и все это время его естественная популяция вполне стабильна.
Хасанский район как никогда стал располагать реальными перспективами. Конкретные инвестиционные проекты уже получили подтверждения на саммите АТЭС 2011, прошедшем в ноябре в Гонолулу. Один проект международного экономического кластера в Хасанском районе чего стоит! – Русский Гонконг! Здесь же международный интерес к строительству заводов по переработке газа. И непременно с учётом экологической безопасности. Опять же дороги, мосты, трубопроводы и линии электропередач. А тут «Земля леопарда»… Не отводится ли проекту WWF «Земля леопарда» роль тормоза в социально-экономическом развитии геополитически уникального юго-западного Приморья и Хасанского района, в частности?

Вячеслав ШИПИЛОВ

16 декабря, 2011 | Раздел Новости ПРО