Почему хасанцы сказали: «нет!» – «Земле леопарда»?

Славянка. В ходе публичных слушаний по проекту национального парка «Земля леопарда» принято решение отклонить данный проект относительно территории Хасанского района. Причиной такого общественного вердикта стал коммерческий посыл и коммерческая составляющая проекта. Было выяснено, что инициатива Всемирного фонда дикой природы – WWF по расширению особо охраняемых территорий выдвинута в противоречие с экономическими и социальными интересами населения района.

Сколько земли нужно леопарду?
Стремление на государственном уровне сохранить дальневосточного барса в дикой природе Россия стала проявлять, как только обрела Южно-Уссурийский край. В итоге из канцелярии Николая II вышел рескрипт о создании государственного заповедника «Кедровая Падь». И в 1916 году заповедник стал реальностью. Постепенно площадь заповедника достигла более 18 тысяч гектаров. В 1976 году в дополнение к заповеднику создаётся буфер из заказника «Барсовый». Спустя 17 лет от Хасанского района отводится территория ещё одному заказнику – «Борисовское Плато». Но за всё это время, которое намного перевалило за столетие, численность «маньчжурской пантеры» стабилизировалась только в пределах «трёх десятков особей». То обстоятельство, что численность поголовья дальневосточного барса вполне соответствует ареалу его эндемичного обитания, отмечали в своих трудах и заметках ещё Николай Пржевальский и Владимир Арсеньев. И, тем не менее, в 2008 году жителей Хасанского района поставили перед фактом появления на их земле заказника «Леопардовый». Под эгидой WWF. Площадь под заказником в 10 раз превысила территорию заповедника «Кедровая Падь».

Дедам было можно
- Высокие власти нас «осчастливили», нас не спросясь, – возмущается потомок самых первых местных переселенцев Александр Азьмук. – Всё было сделано под шумок WWF,что «их осталось только 30», то есть леопардов. Теперь на поворотах на просёлочные дороги угрожающие аншлаги «Проезд запрещён!». Как сегодня проехать на сенокос? А чтобы такой вопрос не стоял, сенокосы тоже – под запрет вместе с общедоступными дорогами. По заповеднику «Кедровая Падь», ещё мои деды-прадеды понимали, для чего он нужен и обживали общую землю в полном согласии с природой. Но мне сегодня не всё понятно, кому понадобился заказник «Леопардовый»? На полрайона! А теперь вот отдавай целую «Землю леопарда». Откуда взялись такие ненасытные? Для начала надо бы навести порядок хотя бы в пределах «Кедровой Пади». Важно, чтобы не горела природа, не появлялись бы браконьеры внутри самих природоохранных структур.

Что остаётся людям?
В ходе публичных слушаний прозвучала официальная цифра 80,1 процента. Именно столько земли из 413 тысяч гектаров общей площади района фактически выведены из хозяйственного оборота. В том числе 187,5 тысячи гектаров, оказались под заказником «Леопардовый». А теперь вот настойчиво продвигается проект национального парка «Земля леопарда», который сразу же почти удваивает особо охраняемые природные территории в Хасанском районе. При этом район потеряет выведенными из хозяйственного оборота до 69,6 процента территории. В связи с чем депутат Думы Хасанского района Владимир Слукин заметил:
- В мировой практике на подобные цели принято использовать не более 10 процентов площади региона. Вполне разумный подход. А тут?
Правда, в своём докладе на публичных слушаниях директор государственного биосферного заповедника «Кедровая Падь» Сергей Хохряков успокаивал, что в проекте «Земля леопарда» режим особо охраняемых территорий мало в чём ограничит интересы населения. И перед началом слушаний старший координатор проектов Амурского филиала WWF Светлана Титова тоже пыталась убедить людей, что при зонировании «Земли леопарда» для населения всё останется по-прежнему. Будут действовать всё те же правила хозяйственной деятельности и пограничной зоны, требования режима заповедника, заказника и нерестовых рек.
Но тут же напрашивается вопрос: к чему тогда весь этот огород с проектом «Земля леопарда»? Оказывается, есть, что городить…

А взамен запреты
В свою очередь кандидат биологических наук ДВО РАН, почётный гражданин Хасанского района, Дмитрий Вышкварцев и глава Хасанского городского поселения Иван Степанов обратили внимание на следующий момент. Так, в советское время государством тоже изымались земли под особо охраняемые природные территории. Под заказник «Барсовый» или 500-метровая береговая полоса под Дальневосточный морской заповедник. Однако, так или иначе, государство всё же компенсировало отчуждение территорий местному населению. Казна строила дороги, водоводы, линии связи и электропередач, жители района имели от казны школы и больницы, действовала социальная защита и товарное обеспечение населения. Даже в полосе между линией государственной границы и инженерных сооружений её охраны государство давало возможность сеять и пахать, нагуливать молодняк крупного рогатого скота. «За системой» имелись поля, сенокосы и пастбища того же совхоза «Посьетский» или «Барабашский».
А сегодня – рынок! Земля – это капитал! И вдруг изъятие земель без каких-либо компенсаций. Сначала под заказник «Леопардовый», а теперь аппетиты разрослись до «Земли леопарда». Под разговоры об экономической бесперспективности Хасанского района в «особо охраняемую зону «Земли леопарда» отводится особо лакомый кусок – площади за упомянутой «системой». Полностью! В пределах 100 тысяч гектаров. Без права входа и въезда «посторонним». Все это напоминает не что иное, как рейдерский захват хасанской территории.

В коммерческом эквиваленте
Со стороны соседнего Китая на границе давно нет никакой колючей проволоки и контрольно-следовых полос. И уже дело времени, когда объектом внимания наших «зелёных фуражек» тоже станет именно линия границы. Современные технологии позволяют эффективно и в режиме реального времени держать «границу на замке». Без каких-либо режимных буферов за счёт дополнительных земельных ресурсов. Вот инициаторы проекта «Земля леопарда» и торопятся превратить все земли «за системой» в «особо охраняемую зону». WWF стремится загодя нейтрализовать потенциальных претендентов. Прежде всего хасанских «аборигенов», три сотни заявлений которых ждут реального землеотвода под сельское хозяйство.
А пока коммерческая составляющая проекта «Земля леопарда» опробуется в условиях навязанного жителям Хасанского района заказника «Леопардовый». После того, как сельское поселение Барабаш оказалось вдруг в границах заказника, жители Барабаша, таёжных сёл Овчинниково и Филипповка уже третий год зимуют без дров.
- В дровах нам вроде бы и не отказывают, – говорит глава поселения Валерий Колесников. – Но бюрократические условия таковы, что в наш лес придётся везти дрова из-за тридевять земель. Но прежде надо будет хорошо заплатить. Если «до заказника» за дрова с места хватало 400 рублей за кубометр, то сейчас требуется выложить 1700 рублей. Плюс 1000 рублей за вывоз. Однако каким-то кубометром дров на зиму не обойтись. Вот и стали дрова дороже угля.

«Земля леопарда» на VIP-уровне
На территории Хасанского района, отторгаемой под проект «Земля леопарда», предусмотрено размещение семи туристических объектов. Как и положено в коммерческом туризме, с гостиницами, кухней, кемпингами и автостоянками. По докладу упомянутого специалиста природоохраны Сергея Хохрякова, туристический сервис на «Земле леопарда» будет предлагаться от эконом-класса до VIP- уровня. Разумеется, по класс-прейскуранту. Ну, а там, видимо, и до VIP- сафари недалеко… Посещение Кравцовских водопадов тоже может приносить доход, как и возможность погектарной сдачи «Земли леопарда» в коммерческую аренду. А вот о том, на чьи счета будет поступать выручка от «Земли леопарда», докладчик почему-то умолчал.
- А жителям Хасанского района в самую первую очередь придётся платить за «Землю леопарда». Хасанцев первыми выталкивают в потенциальные нарушители со всеми вытекающими. Даже при простом желании выбраться «на природу» или «на шашлыки» придётся раскошеливаться. Кто не отдаст за справки и разрешения, станет платить штрафы. – Так оценивает для себя и земляков перспективы «Земли леопарда» работник железнодорожной станции Приморская Евгений Шубин. – Мы уже успели испытать, что это такое, очутившись в заказнике «Леопардовый».

Экология нарушает агротехнику
Прежде чем правительственная «Российская газета» объявила о создании на земле Хасанской федерального заказника «Леопардовый», в Барабаше уже было животноводческое хозяйство ООО «Мигёнг». Рассказывает генеральный директор предприятия Дмитрий Ким:
- С трудом, но смогли поднять ферму до 500 голов скота. При собственном кормопроизводстве. Но продолжать развитие молочного, а в перспективе и мясного животноводства становится всё проблематичнее. Природоохранные предписания нарушают требования агротехники. Оказывается, теперь при выращивании кукурузы, сои и овса уже нельзя применять гербициды против коварнейшего карантинного сорняка амброзии. Летом по новейшей технологии, буквально точечно обработали посевы овса. В том числе посевы на подкормку диким животным в заказнике «Леопардовый». Но тут же нам выписали штраф на 100 тысяч рублей. Нельзя также осуществлять мелиоративные работы на заболачивающихся площадях. А ещё требуется море согласований, чтобы проехать на другое поле через речку… И такой продукт животноводства, как навоз, уже не органическое удобрение и не биотопливо, а «источник экологической опасности IV категории». И опять счёт на 100 тысяч рублей. Оштрафовали уже на 600 тысяч рублей. Такой вот штрафной бизнес.

Не допустить резервации!
Как отмечали участники публичных слушаний, вряд ли придумать лучшей антирекламы инициативе WWF по проекту «Земля леопарда», чем уже действующий по той же инициативе заказник «Леопардовый».
- Разве так нормально, – задаётся вопросом глава Славянского городского поселения Нина Кучина, – что, имея вокруг песок, ещё больше получаем запретов, чтобы взять песок для детских песочниц? И совсем стало проблемой иметь гравий или щебень на ремонт и содержание улиц и дорог. Наши карьеры оказались почему-то в границах заказника «Леопардовый». Какое тут может быть экономическое и социальное развитие района?
И как здесь поверить господину Хохрякову, что с реализацией проекта «Земля леопарда» подобного рода противоречия не будут иметь места? По сути жителям района остаётся только территория самих населённых пунктов. И дорога на выезд из района. И чаще всего без возврата… А тем временем сама биология леопарда ставит под большое сомнение возможность его искусственной гиперпопуляции. А вот депопуляция местного населения уже факт…
Кому выгодно создание такой ситуации в геополитически важном Хасанском районе? Ведь под шумные разговоры о защите диких животных налицо попрание прав человека. Может быть, так нужно государству Российская Федерация? Или World Wildlife Fund – Всемирному фонду дикой природы? Или всего лишь определённой категории чиновникам, как бы олицетворяющим государство?

Вячеслав ШИПИЛОВ

11 февраля, 2012 | Раздел Новости ПРО